15 марта 2014 года

День начался вчера вечером. Мы-то решили покидать Ханой, но как и куда — об этом мы как-то не задумывались. И как оказалось, немногие вообще балуются пересечением лаосской границы на своих двоих (или просто не пишут об этом в интернете — потому что не выживают?). Продолжительные поиски на просторах интернета выявили следующее: пеших погранпереходов Вьетнам-Лаос шесть, из них географически нам более-менее подходит три. Методом тыка выбрали один (на рисунке — C). Копали с переменным успехом до двух ночи, но с маршрутом ориентировочно определились. Едем на местном бусе до городка Маи Чау (Mai Châu), а оттуда — как придется. Еще одна неприятная подробность: оказалось, что в Лаос нужна ВИЗА, а на визу нужно что? Фотография. Еще одно препятствие.

Утро началось с тошнотворного “хрясь” айфона о кафельный пол нашего номера. Завибрировав будильником, аппарат радостно соскользнул на пол. С содроганием переворачиваю экраном вверх – цел. Джек кабеля — сломан. Еще одно препятствие.

Выписываемся из хостела и идем преодолевать препятствия. Покупаем кабель и находим после долгих мытарств “профессиональную фотостудию”. С нас взяли по 30 000 донг (1,5 бакса), сделали фото прямо в том же помещении на фоне грязной стены и попросили подождать час. Этот срок мы сторговали до 20 минут и пошли за угол завтракать.

Профессиональные фото оказались замыленными карточками 3 на 4, на которых засвеченное лицо занимает от силы 1/5 площади. Зато их целых 8 штук. Ну что ж. Понадеемся на благосклонность лаосских погранцов.

Поймали такси и погнали на автовокзал. “Сколько?” — спрашиваем. “Все по счетчику” — тыкает таксист в счетчик. “Ну хоть примерно?” — “150 000”. Окей, 150 так 150. От центра до вокзала порядка 30 километров (все это в черте города и, еще раз, не от окраины до окраины), так что цена в 7 долларов виделась более чем адекватной. Садимся в такси и в последний раз смотрим на Ханой. Полчаса — и мы на месте. Счетчик показывает 120, мы отдаем таксисту 120. “150 же” — возмущается вьетнамец, тыкая в свою бумажку. Нет уж, папаша, сказал по счетчику, значит по счетчику. Таксист раздосадованно машет рукой и демонстративно отворачивается. Мы выбираемся из машины и идем покупать билеты. 70 000 с человека. Мужик, представившийся водителем, сразу с кассы подхватывает нас, ведет через бесконечный автолабиринт и усаживает в нужную маршрутку, попутно срубив с нас еще 50 000 за багаж. Ну что ж. До отправления час, и я не знаю лучше способа провести такой час, чем крепко поспать.

Проснувшись, я обнаружил, что в автобус набилась целая куча общительных немцев, так что дальше пошло веселее. Предприимчивый вьетнамец-маршрутчик попытался срубить с каждого еще по 10 тысяч донг за билет, сославшись на инфляцию (WTF?), но публика выдалась подкованная и на провокацию не поддалась.

Окраины Ханоя оказались кошмарными грязными и неопрятными деревнями, которые никак не хотели заканчиваться. Среди серых двух- трехэтажных домиков велись какие-то непонятные дорожные работы, прямо на улицах лежали (и иногда горели) горы мусора, время от времени это перемежалось чисто социалистическими широченными площадями-развязками, а потом начиналось вновь. А еще в этих окраинах жило достаточно народу, желающего проехаться в нашей маршрутке, а понятие “нет мест” во Вьетнаме не очень-то жалуют: подсаживать будут даже когда места безнадежно закончатся, а чтобы уж наверняка — в каждой маршрутке есть специально обученный человек, который из окна зазывает потенциальных пассажиров. В самом автобусе к месту у прохода прикреплено откидное сиденье, и когда все сидячие  места оказываются заняты, оно откидывается в проход. После этого туда садится еще три человека.

Пардон за качество отдельных фото: пришлось дергать скриншоты из видео.

Из Ханоя мы выбрались часа через два и вскоре попали в горы. Долгий подъем по горному серпантину нисколько не смущал водителя, и по узкой дороге он гнал 60-70 км/ч, уворачиваясь от вылетающего то и дело из-за поворотов встречного транспорта. Не смутился он даже тогда, когда мы оказались в облаке с нулевой видимостью, ведь у любого вьетнамского водителя есть один действенный метод для избежания ДТП: изо всех сил давить на клаксон. Видишь впереди машину? Сигналь что есть сил. Не видишь впереди машину? Все равно сигналь, вдруг она там есть. Поворот за гору? Просто сигналь с удвоенным усердием, зачем снижать скорость?

К вечеру мы, все еще живые, спустились с горы в городок Маи Чау. Как сообщили наши немецкие попутчики, городок плохо подходит для бюджетного отдыха, однако километрах в двух находится деревенька Бан Лак (Bản Lác) — там, дескать, есть гестхаусы и можно недорого переночевать. И мы решили совместно прогуляться. В тропиках световой день круглый год короткий, к половине седьмого совсем стемнело, и к месту назначения мы шагали уже в кромешной тьме. В бескрайних рисовых полях вокруг квакали лягушки и стрекотали цикады, в ночном небе проступали контуры гор, а горизонт пестрел огоньками пункта нашего назначения. Андрес и Ливия, составившие нам компанию, оказались отличными собеседниками, и за разговорами дорога прошла незаметно.

Сквозь ночную тьму деревня производила поистине сюрреалистичное впечатление: узкие улочки, окруженные двухэтажными домами на сваях, в каждом горит гостеприимный свет, вокруг — рисовые поля и уходящие в неизвестность дорожки в каждом направлении. Деревенька и правда оказалась туристической донельзя, но отдыхают здесь по большей части не европейцы, а горожане-вьетнамцы, желающие увидеть сельский быт своей страны — типа наших Дудуток, наверное.

По сути, каждый дом — либо гестхаус, либо магазин этносувениров. По рекомендации немцев мы нашли гестхаус номер 1, и хотя он оказался точно таким же, как и остальные, решили остаться там. Первый этаж занимает столовая, откуда уже доносится иностранная речь разных оттенков, а на втором спальные залы — один со стенами, а второй — своего рода большой балкон, без стен. Его мы и выбрали, спустились на первый этаж дома на сваях, в открытую столовую, и поужинали в интернациональной компании. Несмотря на тотальную туристичность деревни, здесь все открыто и по-родному почти: есть из общей тарелки, разделить с соседом косячок, оставлять не боясь свои вещи без присмотра (ведь их никто не тронет), а потом завалиться спать на матрас под балдахином на полу, слушая доносящиеся с первого этажа звуки угасающего дня.

Чтобы на следующее утро снова отправиться в путь.

Андрес и Ливия:

Comments

comments

Tagged on:

Leave a Reply