24—30 марта 2014 года

Утром 17-го дня мы с опережением графика прибыли в городок Краби на юге Таиланда, чтобы оттуда устроить себе небольшую экспедицию по близлежащим островам и отдохнуть наконец по-человечески.

“Что-о-о? 400 батов с человека за маршрутку до Ланты?! — шумно возмущался я на вокзале. — Да я платил 250 два года назад, и это было дорого!”

Почувствовав, что нас пытаются развести, мы вышли навстречу утреннему южному солнцу и зашагали по дороге в направлении острова. Спустя минут 10 рядом с нами остановилась раздолбанная машина, и мусульманин средних лет решил по-быстрому подзаработать извозом: узнал нашу цель, попросил 700 батов с двоих, мы сбили до 500 и покатили на Ланту.

Попутка, паром, еще попутка, еще один паром — и мы на острове Koh Lanta Yai, на котором я волею судеб оказался во время своего предыдущего путешествия по Таиланду. Знакомыми тропками мы продвигались по единственной дороге, опоясывающей остров, и без проблем нашли жилье в комплексе с живописным названием Pearl Beach Resort. В меру уютное бунгало с удобствами в ста метрах от моря обошлось нам в 600 батов (около 19 долларов) за сутки, что по здешним меркам немало, но за эти деньги мы оказались в раю.

И вот тут-то начался отдых. Поваляться под навесом с ледяным фруктовым коктейлем, пробежать по раскаленному песку в гостеприимное море, арендовать мотоциклы и наворачивать круги по периметру острова под зенитным солнцем, пока не обгоришь, а потом за косячком смотреть на закат над водой. Время резиново и бесконечно. Приходит вечер, я созваниваюсь с любимой, путешествующей в это же время по Таиланду, и узнаю, что она оказалась в другой части этого же острова, совершенно случайно. Договариваемся на следующий же день встретиться, я кладу трубку и слышу, как меня окликают на английском. Оборачиваюсь и вижу Андреса и Ливию, с которыми мы путешествовали во Вьетнаме несколькими неделями ранее. В тот же день, на том же острове, и в бунгало по соседству с нашим. Мир поистине тесное местечко. Немедленно берем пиво и до глубокой ночи травим байки с дороги.

Позавтракать экзотической едой за копейки, лежать в гамаке, листая символично купленную в Бангкоке “On the Road” Керуака, а потом встретить Свету и кататься дотемна на байке, и пить лонг-айленд на пляже.

На следующий день паром увез нас с Лехой на прославленный Дэнни Бойлом архипелаг Пи-Пи, и еще до того, как мы сошли на берег, на меня навалилось невыносимое осознание того, что сегодня мое место не здесь, среди тусовщиков-европейцев и удивительной природы, а на любимом острове с любимым человеком. С час я шатался призраком по пляжам и улочкам Пи-Пи-Дон, понимая, что должен был провести этот день совсем иначе. Но день уже клонился к закату, паромы ушли, и пути назад не было. Или почти не было. Сторговавшись с лодочником на головокружительную сумму, я пускаюсь на утлой лодочке обратно, на Ланту, ради нескольких часов вместе. Солнце зашло, лодка причалила на городском пляже, окруженном вечерними ресторанчиками; под любопытствующие взгляды ужинающих туристов я спрыгиваю на берег, ловлю тарахтящий тук-тук и добираюсь до места назначения. Вместе мы проводим незабываемый вечер.

Наутро Свете предстояло возвращаться домой, а я во второй раз уплывал на Пи-Пи с чувством завершенности. Я ведь знал, что теперь все как надо и что совсем скоро мы увидимся снова.

Пи-Пи и правда потрясающе красивое место. Цены здесь выше, чем в среднем по региону, туристов больше, а инфраструктура цивилизованней (центром туристической жизни острова является полноценный торговый городок с асфальтированными улицами и бесчисленными капиталистическими заведениями), потому по части атмосферы он безнадежно проигрывает диковатой, первобытной Ланте.

“Приехали иностранцы, понастроили на пляжах отелей, теперь тут не протолкнуться, — сетуют местные жители. — Пять лет назад все было совсем иначе”.

В это нетрудно поверить, ведь природа здесь поистине удивительная. Хаотично-гористый ландшафт скрывает пляжи с белоснежным песком, джунгли, пещеры, каменистые утесы и невероятную лагуну с безупречно прозрачной водой, которая к обеду становится горячей, как в ванне.

Главной достопримечательностью Пи-Пи считается остров Пи-Пи-Ле с бухтой Майя Бэй, которая и попала в фильм “Пляж”. Пока я возвращался с Ланты, Леха успел сгонять туда на лодке и наделал фотографий, вот парочка.

По вечерам по всей центральной части главного острова гремят вечеринки с музыкой, безумными фаершоу, дискотеками, алкоголем и наркотиками. Джентльменский набор тусовщика на Пи-Пи — так называемое ведро (bucket), которое представляет собой в буквальном смысле пластиковое ведерко с тремя бутылками: два крепких спиртных и одна газировка. Направляясь на пати необходимо вылить содержимое всех трех в ведро, а получившееся содержимое ведра — в себя.

На следующий день мы отправились в конечную точку путешествия — на Пхукет, туристическую Мекку Юго-Восточной Азии. Остров Пхукет стал первым “райским курортом” Таиланда, потянув за собой остальные острова и сделав страну одним из самых популярных назначений для отдыхающих со всего мира.  Большую часть площади Пхукета (около 600 квадратных километров) занимают достаточно неопрятные и совершенно блеклые поселки, переходящие из одного в другой и образующие один массивный город, в котором совершенно нечего делать. Едут все, конечно же, на пляжи, коих тут великое множество. Тыкнув пальцем в карту, мы выбрали Kamala Beach, а местные подтвердили, что это один из наименее загаженных курортов острова. Первое, что мы видим, высадившись из автобуса в районе пляжа, — это:

Дальше — больше. Частные объявления на русском, меню в каждом ресторане обязательно на русском, даже русскоязычный канал “Пхукет-ТВ” бодро вещает последние новости из далеких краев. Мы заселяемся в кондиционированный номер с холодильником, душем и телевизором за 500 батов (15 долларов) с двоих в трех минутах от моря, покидаем здание, тайский таксист кричит вслед “Привет, братан! Как дела, братан!”, выходим на пляж — и мозаика складывается. 90% отдыхающих лопочут по-русски.

Сегодня Пхукет — совершенно ничем не примечательное место. Мутная вода, нейтральная, практически крымская природа, насквозь коммерциализированный сервис и спорный контингент.

А это последний азиатский закат.

Наше пребывание в Таиланде подошло к концу.

Эпилог

Мы прилетели в Гонконг субботним вечером. До рейса домой оставалось около двенадцати часов, и можно было бы заночевать в аэропорту, но когда еще увидишь Гонконг? И мы поехали в город. Предстояла долгая ночь в мегаполисе, как минимум до первых утренних электричек, и совершенно неясно было, чего ожидать: слишком многие города по ночам заслуженно спят, Гонконг вполне мог оказаться одним из таких. Мы вышли из электрички в центре города и пошли на доносящиеся издалека звуки музыки. Совершенно неожиданно мы оказались у входа на HK Fan Zone, один из самых массовых городских фестивалей, успев аккурат к его закрытию. По масштабу ивент конечно космически далек от летних музыкальных фестивалей в Европе, но оказался первым приятным сюрпризом этой ночи.

Глядя на нас, компания местных, стоящих неподалеку, поспорила, настоящие у нас рюкзаки, или это фестивальный реквизит. И обратилась с этим вопросом к нам. Завязался разговор, и мы были немедленно приглашены на продолжение ночной гулянки. Вместе с коренными гонконгцами Эппл, Вики, Айваном и Джойс мы выдвинулись в деловой центр города, где увидели Гонконг совсем с другой стороны. Звезды выстроились в ряд: вечер субботы, закрытие крупного фестиваля и плюс ко всему — финал мирового чемпионата по регби Hong Kong Sevens. Педивикия гласит, что Hong Kong Sevens — это крупнейшее спортивное событие в регионе, и наверное так оно и есть: такого бешеного патихарда я не видел еще никогда. Весь деловой центр превратился в одну гигантскую вечеринку. Десятки, сотни тысяч человек со всего мира, бары, открытые до утра, музыка из каждого окна, косплейщики, музыканты и просто тусовщики сделали эту ночь необыкновенным завершением путешествия.

Спустя несколько часов движуха на улицах начала спадать, такси бойко развозили подвыпивших гуляк по домам и гостиницам, и мы ретировались в круглосуточный “макдональдс”, где за кофе вспоминали, что произошло с нами за эти три недели.

Два года назад мы объехали автостопом Европу и долго думали, как превзойти то путешествие — сделать что-то необычнее, сложнее, экстремальнее. Проверить себя на прочность, почувствовать себя героем приключенческого фильма. И тогда мы знали, что в Азии нам это удалось. Азия показала, что в пути может быть страшно, некомфортно, тяжело. Дорога может выматывать и даже злить, и в конце дня ты добредаешь до кровати с мыслью “чтоб я еще когда-нибудь пустился в такое”. Но проходит время — и невзгоды забываются. Остается понимание того, что ты совершил что-то из ряда вон, что-то, о чем будешь в старости рассказывать внукам, и домой возвращаешься с полными штанами воспоминаний и впечатлений обо всем пережитом, и ноги снова просятся в путь. Ради такого стоит жить.

Под утро мы в последний раз вышли на улицы Гонконга. Уставшие уличные музыканты доигрывали последние песни, а дворники уже готовили город к рассвету. Мы сидели в гавани, наблюдая, как просыпается мегаполис. Загрохотали двухэтажные трамваи, участились приветственные сигналы вездесущих магазинчиков 7-Eleven. В Гонконге начинался новый день.

А мы улетели домой.

Comments

comments

Tagged on:

Leave a Reply