Совместно со Светланой Гутько

Попрощавшись с Бухарой, ночным поездом мы вернулись в Ташкент — чтобы снова его покинуть. Наш дальнейший путь лежал в Таджикистан. Пожалуй, именно тут обрывалась ниточка нашего цивильного (пусть и временно) существования и более-менее представляемой действительности. Снова появлялось ощущение непривязанности и неизведанности. Почему? Да потому что мы ничего не знали об этой стране. Не знали и не ждали. Тем загадочнее обещала быть наша встреча.

Проделать 90-километровый путь из центра Ташкента до границы на такси оказалось делом до неприличия недешевым. Смекнув, мы предусмотрительно добрались до самой окраины, района Куйлюк, и уже там принялись ловить более демократичных таксистов или хоть что-нибудь.

«Вам тут не Европа, ребята, чтоб автостопом ездить» — усмехнулся молодой таксист и за 25 000 сом (порядка 8 долларов) согласился добросить нас до пункта назначения.

Компания в дорогу попалась интересная: таксист сразу принялся травить байки про своего друга, простого узбекского парня из городка Бекабад, к которому приехала свататься какая-то солидная дама из Германии. А третьим пассажиром оказался пожилой таджик, о котором наше повествование тут не оканчивается. Тучный, с маленькими блестящими глазками, сдвинутой на самый затылок тюбетейкой, он, поначалу, держался молча. Но, услышав, что мы из далеких краев, так сказать, заметно оживился. А узнав, что мы тоже, как и он, едем в Душанбе и собираемся там остановиться, и вовсе пригласил к себе на… свадьбу. И вот настает время нам покидать судно и двигаться самостоятельно. Несколько опешив от такой внезапной радости и не очень-то веря в реальность такой предложения, мы ограничились чем-то вроде «да, спасибо, было бы здорово» и обменялись, на всякий, телефонами. Затем, посигналив на прощание и подняв придорожную пыль, наши попутчики снова влились в потоке машин.

Пограничный пункт в деревне Ойбек — и снова необходимость повозиться с пресловутыми узбекскими декларациями. Надо сказать, что проверка регистраций и досмотр прошли достаточно лояльно, по принципу «что-то есть и ладно», но кому-то может повезти меньше, потому искушать судьбу не рекомендуем. Здесь же, в такой непроглядной узбекской глуши, среди местных с сумками и торбами, был замечен коллега по цеху, бэкпэкер Егор — редкое в этих краях явление. Недолго думая, дальнейший путь мы решили продолжить вместе.

Таджикистан

Итак, мы в Таджикистане. Вокруг ни души — только пара развалившихся хозпостроек, бескрайнее поле и совершенно пустая трасса, уходящая от наших ног в бесконечность. Единственным живым объектом была фигурка фермера, неспешно бредущего по своим угодьям. Не знаем, о чем с ним говорил Егор, но вернулся он к нам уже с несколькими сочными арбузами. Часть из которых были прикончены тут же на месте.

Надо сразу сказать, что прогноз на оставшийся день был не очень уверенным — солнце уже начинало свой отсчет в минус , а от конечной точки нас отделяло еще порядка четырехсот километров, большинство из которых пролегало через перевалы и горный серпантин. Но все обернулось как нельзя лучше. Судите сами.

Во-первых, даже несмотря на то, что в Таджикистане, как и во всем регионе, достаточно сложно объяснить, что такое автостоп, после доходчивого разъяснения водители часто берут на борт. На первой попутке доехали до ближайшей деревни, где было найдено великое чудо техники — банкомат (в Узбекистане, напомним, с ними беда). Второй водитель провез нас еще пару километров до трассы на Худжанд, третьей попуткой оказался раздолбанный КамАЗ с не говорящим по-русски водителем, с которым мы проехали километров 20.

Таджикистан

Во-вторых, даже троих пассажиров за раз здесь подбирали быстро и охотно. Правда, не без ухищрений. Так, на развилке рядом с поселком Чорух-Дайрон, когда до Худжанда оставалось уже всего-ничего, остановился хэтчбэк, и четыре человека внутри предложили к ним присоединиться. Это явно противоречило вместимости автомобиля, о чем мы им в срочном порядке сообщили. Но водитель расставил все по местам: «Так один человек в салон, два в багажник!». Ездить таким способом еще не доводилось, потому отказать мы не могли. Свету отправили в салон к чернобровым мужикам, а Женя с Егором, а также три рюкзака разместились в багажнике. Так и доехали до промежуточного пункта назначения.

В-третьих, тут с вами и поговорят, и подкрепиться дадут. Из одной машины мы выходили, неся гроздья спелейшего таджикского винограда, радушно врученного водителем.

В-четвертых, виды вокруг разворачиваются поистине захватывающие. Постапокалиптическая пустошь в стиле «Безумного Макса», ветер, гоняющий яркую, почти медного цвета песчаную россыпь. Гранж на фоне затейливого горного рельефа.

Таджикистан

И вот мы в Худжанде. Будучи вторым по величине и значению населенным пунктом Таджикистана и одним из древнейших городов Средней Азии, на деле он оказался похожим на большинство райцентров нашей славной родины — чистым, аккуратным, и на этом все. Тут нашим путям попутчиков суждено было разойтись — наша дорога лежала в Душанбе, а у Егора быле еще оргвопросы здесь, в Худжанде. Для большинства путешественников, приезжающих в Таджикистан, главной целью является посещение Горно-Бадахшанской автономной области, в простонародье известной просто как «Памир». Это огромный, труднопроходимый регион, занимающий восточную часть Памирской горной системы, с невероятной природой, загадочными горными народами, своими языками и обычаями. Из-за нестабильной политической ситуации (и тут не без этого) для посещения области необходимо специальное разрешение, вот его Егор и остался получать в Худжанде. В наши планы Памир, увы, не входил, но мы дали себе зарок обязательно наведаться туда с отдельным визитом.

Худжанд

Вечер приближался с устрашающей скоростью, Душанбе оставался недосягаемо далеко. Вот тут-то нас и подобрал целый кортеж: таджикские предприниматели перегоняли колонну машин из Германии в родной Душанбе, после долгой дороги им стало скучно, и они при виде нас повыскакивали из машин с криками «Садитесь, нам не нужно денег, мы просто хотим с вами пообщаться». Так мы и поехали в ночь по горам. Рустам, наш водитель, не закончив школу сбежал от гражданской войны в середине 90-х в Россию. Перепробовал ряд профессий, в итоге стал таксистом в Питере, получил гражданство, женился, родилась дочь, но в один прекрасный день он осознал, что 15 лет вдали от родины — это слишком уж долго. Собрал сумку, купил на последнюю наличность билет до Душанбе, оставил жене российский паспорт и отправился домой.

Таджики, как и киргизы, поголовно сетуют о безалаберном отношении властей к ресурсам страны. И у тех, и у других полезные ископаемые разрабатывают иностранные компании, доход от аренды капает в карманы правящей элиты, а простой люд продолжает ездить на заработки. Среди встреченных нами таджиков, у КАЖДОГО сыновья/родственники работают в Москве, таких масштабов бедствия мы даже представить не могли. Мы ехали по сумеречной долине и слушали о том, как ловко китайцы облепили массивными ЛЭПами поросшие породистой елью горы, словно гирляндой елку, восхищались построенным ими туннелем «Шахристан» с пятью километрами гладкого асфальта и вентиляцией и в ужасе тряслись по туннелю «Истиклол» уже иранской работы, где сквозь бесконечное облако выхлопных газов не видно встречного транспорта, освещение почти полностью отсутствует, а выбоины и лужи под колесами вкупе с неотесанными стенами и теряющимся в темноте сводом заставляют почувствовать себя не в современном автомобильном туннеле, а в настоящей горной пещере. Такого мы не видели, пожалуй, даже на Военно-Грузинской дороге.

Однако даже это не смогло испортить впечатления от величия холодных остроконечных гор и перехватывающей дух крутости серпантина. Мы то долго карабкались вверх по узкой петляющей полосе, то жались к нависающим склонам, слазя вниз и с опаской поглядывая на раскореженные обломки упавших машин. Своды то почти смыкались над нашими головами, внушая какую-то давящую тревогу, то величественно расступались, обнажая долину где-то далеко-далеко внизу. Там, возможно, десятки уединенных селений и деревень, врезанных прямо в скалы, где люди ведут свой скромный уединенных быт. И от вида этих почти затерявшихся в вечернем полумраке огоньков, вновь становилось спокойно.

Уже почти ночью мы добрались до Душанбе. Таджики высадили нас около местной столовой, сопроводили нас внутрь и заплатили за ужин. «Сегодня мы поможем, а завтра кто-нибудь поможет нам», — сказали они на прощание. Ребята звали в гости, но жили они километрах так в ста от города, что нам совсем не подходило, потому пришлось отказаться и искать ночлег самостоятельно. Дорога привела нас в Green House Hostel, сразу нареченный нами пятизвездочным хостелом. Где еще в подобном заведении можно жить вдвоем в восьмиместном дорме с дорогущим ремонтом, знатными коврами, изысканными шторами, полом с подогревом и да, даже c джакузи.

lj Подпишись и читай в ЖЖ

Comments

comments