Совместно со Светланой Гутько

Прибывая в Иран, моментально оказываешься за железным занавесом. Ты понимаешь это резко и безвозвратно уже тогда, когда самолет входит в иранское воздушное пространство, и европейские хиппи-бэкпэкерши покорно, хоть и неумело, натягивают туники и хиджабы — их обязательные элементы гардероба на время пребывания в стране. Это сейчас вовсю ведутся разговоры о либерализации, Запад снимает с Ирана санкции, и скоро страну застроят «старбаксами» и «эйч энд эмами». Но тогда, год назад, это был совершенно другой мир.

Иран — Исламская республика (не путать с «исламским государством»), тип государственного устройства, при котором страной фактически правит духовный лидер, устанавливая ее идеологию и направление развития, а более приземленными, мирскими делами занимается президент. Однако так было далеко не всегда. На просторах интернета можно найти множество снимков Ирана 60-70-х, на которых красивые женщины ходят в красочных мини-платьях и со стильными прическами, как молодежь на море позирует в купальниках или, скажем, танцует под музыку или читает книги. Однако после падения проамериканской монархии во главе с шахом в 1979 году к власти пришел аятолла Хомейни, который повернул страну на 180 градусов. Иран оборвал всякие связи со странами запада, был введен обязательный дресс-код, в школах отменены некоторые светские предметы, запрещено всякое доисламское искусство Персии. Страна фактически закрылась от внешнего мира и находится в таком культурном вакууме и поныне.

Но, несмотря на все это, небольшие подвижки в сторону либерализации, едва уловимые в повседневной жизни иранцев все же присутствуют. Женщины могут работать и водить машины. Ношение хиджаба, особенно в крупных городах, носит несколько формальных характер. Т.е. не носить его, конечно, нельзя (и наверняка поблизости найдется какой-нибудь старовер, который укажет вам на это, так что не рискуйте), но у многих модниц он едва держится на макушке, оголяя половину волос. Социальные сети (включая VK) заблокированы, однако это не мешает всем иранцам поголовно сидеть в Фейсбуке через VPN. Сухой закон все еще в силе, и многие местные действительно не пробовали ничего крепче местного безалкогольного пива (продается, кстати, даже Балтика-нулевочка), но говорят, что раздобыть подпольное вино «Шираз» не так-то уж сложно.
Хотя для значительной части персов (особенно среди тех, что живут в провинции) приверженность шариату — это образ жизни, для многих это лишь спектакль, прикрывающий их с каждым годом все более светское, даже европейское мировоззрение.

Можно сказать, что пребывание в Тегеране (и Иране, в целом) началось для нас непосредственно с иранцев. Весь первый день с нами протаскался молодой, вполне сносно говорящий по-английски перс, который отложил все свои дела, чтобы поводить нас по городу. А все потому, что персы — фантастически дружелюбный и гостеприимный народ. Мы побывали в куче мест Кавказа и Средней Азии, но к настолько повальному агрессивному гостеприимству, от которого просто невозможно скрыться, мы готовы не были. Завидев иностранца, иранец первым делом поинтересуется, из какой страны прибыл гость. Если вы решите не заканчивать на этом разговор, то велика вероятность, что фразе к пятой вы будете приглашены в гости к вашему новому знакомому (который уже будет настойчиво называть вас своим другом), и ваш отказ будет неизменно воспринят с обидой. От вас потребуют объяснений, почему именно вы не сможете стать почетным гостем, вас заставят записать телефон, возьмут клятвенное обещание при следующем визите в Иран обязательно встретиться, а если иранец найдет у себя какую-нибудь безделушку, с которой можно расстаться, то обязательно вам ее подарит. Таков здешний менталитет. И такого мы не видели еще нигде.

Приглашение в гости может показаться заманчивым, но, по отзывам бывалых путешественников, это в большинстве случаев превращается в коллективное корпление и пыхтение над словарем до глубокой ночи, когда каждое новое найденное слово — это маленькая победа. Развлечение на любителя, потому мы отказывались.

Как уже было упомянуто выше, страна находится в существенной экономической изоляции. Это значит, вы можете отложить свои пластиковые карты куда подальше и забыть на время о их существовании. За все — от замшелого гамбургера до квартиры — расплачиваются наличкой. Забавно, что при этом местами все еще сохранились старые облупленные вывески типа “Здесь можно расплачиваться карточкой VISA”.

Кстати про гамбургеры. Так вышло, что Иран стал первой страной, где нам резко не понравился общепит, представленный практически исключительно кебабными и бургерными, причем и то, и это здесь готовят отвратительно. Если бургеры просто невкусные, но хотя бы похожи на бургеры, то местный люля-кебаб (не путать с донер кебабом) — это просто сухая, безвкусная, горелая “колбаска” из фарша, обложенная унылыми, скукоженными помидорами. На наши вопросы о том, почему бы не разнообразить это дело какими-нибудь соусами или приправами, местные обижаются и отвечают «Зачем портить такое вкусное мясо?!». Прибавьте к этой “колбаске» полную тарелку такого же безвкусного риса — и получите полкило скорби.

Итак, Тегеран. Тегеран — это огромный (8 миллионов человек) молодой мегаполис, жужжащий, как обозленный пчелиный рой. Из-за бестолкового проектирования и организации дорожного движения город утопает в колоссальных пробках, несмотря на ширину улиц. Причем ПДД соблюдаются по минимуму, и там, где выделены четыре полосы, могут спокойно образоваться и двигаться все шесть. Апогеем этого шума и хаоса становится попытка перейти дорогу, когда ошалевшему, надышавшемуся выхлопными газами пешеходу надо либо карабкаться на мост, либо, помолившись всем богам и закрыв глаза, перебегать беспрерывно сигналящий поток машин. Вот типичный пейзаж в центре города:

При этом по всему городу тротуары показушно уложены тактильной плиткой для незрячих. Ни один слепой в своем уме не рискнет гулять по улицам Тегерана, потому что на первом же перекрестке он свалится в арык или будет сбит несущимся по тротуару мотоциклистом.

Большинство построек прошлого века, будучи, по большей части, однотипными ближневосточными коробками песчаных оттенков, не представляют особого интереса с точки зрения архитектуры. На оживленных улицах первые этажи отведены под закрывающиеся роллетами небольшие магазинчики одежды, техники и прочего барахла, а также под кафешки — напоминает Бангкок. Основные достопримечательности — это мечети, рынки и дворцы. Правда, есть еще два ландмарка, которые будут упомянуты в каждом уважающем себя путеводителе: башня Азади (по-нашему — «независимости»), которой иранцы безоговорочно гордятся, хотя ее художественная ценность вызывает сомнения; а также телебашня Милад.

Тем не менее, можно наткнуться и на уютные старые районы, или, наоборот, на более европеизированные кварталы, в которых прячется молодой Тегеран. Здесь можно забуриться в кофейню, заказать латте и английский завтрак (правда, без бекона), подключиться к вайфаю и сходить в европейский туалет.

Где-то тут пробегал Бэнкси :)

Довольно часто встречаются уютные благоустроенные общественные пространства.

Есть вот такие милые лесопарки.

Местами и вовсе похоже на какой-нибудь Париж.

Одна из «альтернативных» достопримечательностей Тегерана — это территория бывшего посольства США. В 1979 году, после начала исламской революции, иранские революционеры захватили посольство США с требованием выдать шаха, находящегося в Америке на лечении. Шаха так и не выдали, заложников продержали в плену больше 400 дней, а одна из операций спасения была увековечена в фильме «Операция „Арго“». Посольство, как нетрудно догадаться, больше не функционирует, а стены, окружающие его территорию, покрылись антиамериканскими граффити. По заказу правительства Ирана.

Совершенно случайно мы наткнулись на еще одно проявление Тегерана современного — пешеходный мост Табиат, открывшийся буквально за пару недель до нашего визита. 260-метровая конструкция из трех уровней с ресторанчиками и рекреационными зонами, соединяющая две части города, разрезанные магистралью. А спроектировала его 26-летняя иранская студентка, а не какие-нибудь приглашенные архитекторы. Это правда очень круто.

Иран — крайне необычная страна, и по духу и атмосфере он не похож ни на что в мире. При всей закрытости и традиционности это очень современное государство с достаточно развитым капитализмом. В отличие от других наглухо закрытых стран вроде Северной Кореи, Иран не застрял в вечных 50-х, а смог прекрасно себя обеспечивать за счет богатых запасов природных ресурсов и продолжал относительно успешно развиваться даже будучи в информационной и экономической отстраненности.

Далее мы отправимся по «золотому треугольнику» Ирана: Исфахан, Язд, Шираз.

Comments

comments

Метки: